Особое отношение к родной земле, ее культуре, обычаям, традициям – это важнейшая черта патриотизма. Это основа того культурно-генетического кода, который любую нацию делает нацией, а не собранием индивидов.

Н.А. Назарбаев

Расширения Joomla 3

vospominaniya-o-stud-1На нашу просьбу поделиться воспоминаниями о студенческих годах откликнулся из Алматы и известный общественный деятель, ученый и бизнесмен, который к тому же известен как меценат, спонсирующий благотворительные проекты, Габбас Хамзиевич Бектуров. Нельзя обойти и тот факт, что Габбас Хамзиевич охотно участвует в культурно-росветительских проектах, связанных с его малой родиной.

 

На физико-математический факультет Павлодарского педагогического института я поступил после службы в Советской Армии, в 1970 году. Это было очень интересное время. Я бы сказал, активный, насыщенный различными событиями период моей жизни. При поступлении на учебу я уже был постарше своих однокурсников, прошедшим армейскую службу человеком. Передо мной стояла достаточно сложная задача– хорошо учиться, т.к. в отличие от вчерашних выпускников школ со свежим запасом знаний я закончил школу более двух лет назад, и надо было наверстывать упущенное время. Поэтому был вынужден, засучив рукава, серьезно взяться за учебу. Записался в библиотеку, постоянно посещал дополнительные занятия и консультации. Поэтому первый курс был полностью поглощен серьезной учебой, и к завершению этого курса я уже поставил перед собой задачу добиться повышенной стипендии.

Мы жили с мамой, ее маленькая пенсия (37 рублей) и моя обычная стипендия (28 рублей) были недостаточны для наших расходов. На втором курсе я стал получать повышенную стипендию. По сравнению с прежней она была на 14 рублей больше, т.е. теперь я получал уже 42 рубля в месяц. Конечно, это стало хорошим стимулом в учебе и для семейного бюджета.

 

 vospominaniya-o-stud-2

Конкурс стройотрядовской песни в вузе стал традиционным

 

Кроме этого, летом 1971 года я записался в студенческий строительный отряд. С учетом моего армейского опыта и активной общественной деятельностью комитет комсомола назначил меня командиром отряда. Мы за лето построили одну кошару для овец и один коровник. За три летних месяца я заработал более тысячи рублей. По тем временам это были очень большие деньги.

В конце 1972 г. на комсомольской конференции меня избрали заместителем секретаря комитета комсомола института. Это была очень ответственная и большая работа. Чтобы понимать масштаб работы, должен отметить, что таких комитетов в г. Павлодар было всего 7 или 8. Это были комитеты с правами райкома. Они создавались в крупных комсомольских организациях с численностью более 1000 комсомольцев (у нас в институте было более 1200 членов ВЛКСМ). Такому комитету полагалось два штатных работника – секретарь комитета и зав. сектором учета. Вот меня и избрали заместителем секретаря такого комитета, освобожденным секретарем которого стала И.К.Дитте. Она была старше нас, и ее практически «за уши притянули» на эту работу. К тому же она оставалась еще преподавателем кафедры, поэтому практически вся работа легла на меня и наш комсомольский актив.

Мне было бы очень трудно, а, может, даже невозможно справиться с таким объемом общественной работы, которую я должен был обязательно совмещать с отличной учебой, если бы не поддержка и помощь всех членов комитета комсомола и всего комсомольского актива института. Огромную помощь оказывали мне мой друг Гафуров Ринат, с которым мы дружили с детства, вместе учились в школе и дружим по сей день. Он тоже, как и я, поступил на биолого-химический факультет института после службы в армии. Кроме него надежной мне опорой стала Секретарь комсомольского бюро самого большого– физико-математического факультета Ахметова Гульнас.

По стечению обстоятельств примерно в это же время Рината избрали председателем студенческого профкома института. У профкома в распоряжении были хорошие финансовые возможности, имелся большой актив. И мы сразу с профкомом разработали совместный перспективный план работы, который предусматривал различные мероприятия по стимулированию успеваемости студентов, вовлечению их в различные культурно-массовые и спортивные мероприятия. При этом акцент был сделан на работу в двух общежитиях института. Там проводили конкурсы и смотры художественной самодеятельности, спортивные состязания, КВНы и др.

Профком выделял деньги на приобретение призов, подарков, были даже предусмотрены специальные путевки в молодежные дома отдыха и лагеря. Самыми активными участниками всех этих мероприятий были, конечно, студенты физико-математического факультета во главе с Гульнас Ахметовой. Она же, ко всему прочему, была еще Ленинской стипендиаткой.

Забегая вперед, хочу отметить, что совместная общественная работа так нас сблизила, что впоследствии, после окончания института, мы с Гульнас поженились, сыграли комсомольскую свадьбу. И сегодня у нас трое взрослых детей, пять внуков. Между тем, особую популярность среди студентов и преподавателей получили смотры художественной самодеятельности. Первый этап проходил по факультетам, а лучшие из лучших проходили на общеинститутский конкурс. Мы с Ринатом Гафуровым были самыми активными участниками этих смотров и конкурсов и даже выходили на районные и городские смотры художественной самодеятельности. Через год с небольшим нашей активной совместной работы, без ложной скромности, нас троих уже хорошо знал весь комсомольский актив города. На различные совещания, пленумы и конференции чаще стали приглашать меня и моих друзей Рината и Гульнас. Поручения из райкома и горкома комсомола давали напрямую мне, а не секретарю комсомольского комитета института И. К. Дитте. Надо отметить, что она не обижалась за это и особо не рвалась на эти мероприятия. Ее, честно сказать, тяготила вся эта общественная работа.

 vospominaniya-o-stud-3

Габбас Хамзиевич всегда поддерживает детское творчество

 

И вот, как результат этой моей известности в активе города, в декабре 1973 г. на Павлодарской городской отчетно-выборной комсомольской конференции меня избирают секретарем горкома комсомола. Конечно, это был прецедент в практике работы вышестоящих комсомольских органов. Решение конференции долго не утверждали в обкоме и ЦК комсомола Казахстана. И главной причиной этого стало то обстоятельство, что я – студент-очник. Со мной беседовали и в обкоме партии, где мне предлагали перевестись на заочное отделение. От этого предложения я, конечно, категорически отказался и просил дать мне возможность закончить учебу и получить высшее образование очно.

После долгих согласований и споров дело даже дошло до ЦК ВЛКСМ, и меня, наконец, утвердили в этой должности. В эти дни настал совершенно иной, переломный, качественно новый этап в моей жизни. Для меня, студента, думающего прежде всего о получении диплома о высшем образовании, а затем лишь о дальнейшей преподавательской деятельности, стало совершенно неожиданной такая перемена. Освобожденнные работники обкома и других комсомольских органов считали бы такое назначение карьерным взлетом. Ведь обычно на такие должности избирались молодые люди с высшим образованием, имеющие большой опыт освобожденной работы в вышестоящих комсомольских, а иногда партийных органах, а тут на эту большую должность избирают меня, какого-то студента-общественника. Действительно, секретарь горкома комсомола такого крупного промышленного центра, как Павлодар, где членов ВЛКСМ насчитывалось более 46 тысяч человек (в городе два райкома комсомола) – это была очень ответственная должность. Мне было поручено заниматься студенческой и учащейся молодежью, городской пионерской организацией.

На имя ректора было написано письмо с просьбой представить мне разрешение на свободное посещение занятий.
С этим письмом я пришел на прием к ректору института
Анатолию Семеновичу Катеринину. В институте уже все знали о моем избрании, ректор поздравил меня и дал согласие на свободное посещение. Но при этом Анатолий Семенович строго предупредил меня, что поблажек мне не будет. Для меня неожиданной стало известие, услышанное от него, что я больше не буду получать повышенную стипендию. Я, конечно, начал возражать и давать обещания, что у меня оценки будут такими же, как прежде. На что, поинтересовавшись моим будущим окладом, он сказал: «Да ты теперь будешь получать больше, чем наш старший преподаватель, какая тебе еще стипендия!». Мне пришлось согласиться, поскольку действительно у меня выходила по тем временам высокооплачиваемая работа (180
рублей в месяц).

В июне 1974 г. я взял учебный отпуск для сдачи государственных экзаменов и защиты диплома, успешно их все сдал и получил диплом о высшем образовании. Далее продолжил работу в горкоме комсомола, чуть позже был избран вторым секретарем горкома ЛКСМ Казахстана. В конце 1978 года перешел на работу в Институт философии и права Академии наук Казахской ССР, где проработал научным сотрудником, сдал все кандидатские экзамены и в 1980 году поступил в очную аспирантуру Института философии АН СССР. В 1984году в этом же Институте защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук, вернулся в Алма-Ату, работал Ученым секретарем Института философии и права АН КазССР. Спустя некоторое время был приглашен на партийную работу в Алма-Атинский обком компартии Казахстана, где проработал инструктором, заместителем заведующего отделом обкома партии до ликвидации КПСС.

С 1992 года работал генеральным директором Казахстанско-Итальянского предприятия, главой представительства американской компании «Access Industries inc.» в РК. С 2010года занимаюсь частным бизнесом. Опыт, который мне помогал во всех начинаниях, пришел в годы комсомольской работы в стенах родного института. Это, прежде всего, был опыт общения, которое ценится в студенческой среде очень высоко.

 

Габбас Бектуров,

заслуженный деятель РК, кандидат философских наук,

академик Международной академии творчества