Особое отношение к родной земле, ее культуре, обычаям, традициям – это важнейшая черта патриотизма. Это основа того культурно-генетического кода, который любую нацию делает нацией, а не собранием индивидов.

Н.А. Назарбаев

Компоненты, модули, шаблоны и другие Расширения Joomla

А. К. Баймуратова
ПГПИ, студент
Г. Ж. Курмангазина
ПГПИ, ст. преподаватель

Интеллигенция во все времена играла роль духовной определяющей силы, вокруг которой концентрировалась наиболее передовая, думающая и неравнодушная к судьбам своего народа часть общества. Вполне естественно, что власть вынуждена была считаться с мнением интеллигенции, реагировать на ее выступления и, по мере возможности, подчинять и использовать ее в своих интересах. Казахская интеллигенция, оформившаяся на рубеже XIX-XX веков, по мнению ряда казахстанских исследователей, представляла собой неоднородную в социальном и образовательном отношении часть общества.

Начало XX века для казахского общества ознаменовалось активизацией деятельности национальной интеллигенции. Вследствие разрушения традиционного образа жизни, активного влияния иной культуры, религии, традиций, формирования нового уклада жизни, изменения экономических условий активизировался процесс расслоения казахского общества.

Движение «Алаш» возникло в период национально-освободительной борьбы и стремилось объединить вокруг себя широкие слои населения, представителей разных сословий и разных политических взглядов. В его идеологии демократические ценности сочетались с национальными традициями, стремление к модернизации – с необходимостью сохранения национального своеобразия. Одной из особенностей казахской национальной интеллигенции было то, что она сформировалась на стыке взаимодействия и контакта двух социумов – русского и местного традиционного. Большинство представителей национальной интеллигенции получили высшее образование в учебных заведениях России, что наложило отпечаток на формирование их мировоззрения. Другое направление оформилось под влиянием Востока. Это не могло не отразиться на оформлении основных политических течений в казахской степи начала ХХ в., о чем в свое время писал и А. Букейханов: «В ближайшем будущем в степи, вероятно, организуются две политические партии, соответственно двум политическим направлениям, складывающимся в киргизской среде. Одно из них может быть названо национально-религиозным, и идеалом его является религиозное единение казахов с другими мусульманами. Другое, западническое направление, видит будущее киргизской степи в сознательном претворении западной культуры – в самом широком смысле этого слова».

Как и многие представители казахской интеллигенции того периода Алихан Бокейханов, являясь потомком чингизида Букейхана, (сына именитого «кокжала Барак хана», происходившего из рода торе (чингизид), одного из последних казахских ханов, занимавших ханский престол) окончил медресе муллы Зафира в Каркаралинске в 1879 году. Затем в 1894 году, окончил Лесной институт по специальности «ученый-лесовед» и получив одновременно диплом юриста, Бокейханов вернулся на родину.

Первые революционные события 1905-1907 гг. сделали известного ученого-лесовода, статистика, экономиста, историка, этнографа и публициста на арене политической борьбы теоретическим основоположником и «безусловным» политическим лидером национально-освободительного движения казахского народа. Именно он, по признанию начальника Омского жандармского управления в секретном донесении начальнику департамента полиции (С.-Петербург), являлся «душою всех митингов и петиций и противоправительственных агитаций и как главный инициатор и руководитель всего религиозно-политического движения киргизов (казахов) … в степи». Под его руководством с 1905 года казахское национально-освободительное движение обретает ярко выраженную политическую направленность. Это было особенно заметно, после обнародования «Манифеста от 17 октября», предоставившего всем народам колониальной империи свободу слова, совести, собраний и гарантировавшего неприкосновенность личности.

С 15 по 25 июля 1914 г. Букейханов – участник «мусульманского съезда» в С.-Петербурге, на который съехались 14 делегатов с мест и 6 членов Государственной думы. В июле 1917 г. А. Букейхан выступил в газете «Казах» со статьей, в которой под заголовком «Почему я вышел из кадетской партии» он назвал одной из основные причин, подтолкнувших его принять это решение – кадеты выступали против отделения церкви от государства, казахский лидер – за, с тем, чтобы «улучшить деятельность религиозных структур». Стремясь оградить свой народ от большевизма, лидеры «Алаша» созвали и провели 5-13 декабря 1917 г. в Оренбурге II Всеказахский съезд, который единогласно постановил образовать территориально-национальную автономию и включить в нее все области с преобладающим казахским населением «единого происхождения, единой культуры, истории и единого языка». Деятелям «Алаша» было присуще стремление провести модернизацию казахского общества, ускорить его прогресс на основе разумного сочетания традиционализма с лучшими достижениями европейской культуры и общечеловеческой цивилизации в целом, о чем не раз подчеркивал в своих многочисленных трудах А. Н. Букейхан.

О размежевании казахской интеллигенции в 1917 году в своей работе «Киргизы. Формы национального движения в современных государствах» говорил и лидер Алашского движения А. Букейханов: «с одной стороны, интеллигенция, воспитанная на русской литературе, верующая в европейскую культуру, … считавшая религиозные вопросы второстепенными».

Турар Рыскулов (родился в семье кочевника-скотовода, окончил Меркенскую русско-казахскую, затем Пишпекскую сельскохозяйственную школы; учился в Ташкентском педагогическом институте) характеризуя казахскую интеллигенцию накануне и в период Октября 1917 г., выделил признаки размежевания интеллигенции: «До революции 1905 года среди казахского населения можно было отличить два вида интеллигенции. Одни – интеллигенты, персонально выдвинувшиеся из остальной среды в разное время, вроде Чокана Валиханова, Ибрая Алтынсарина… немногочисленные, получившие русское образование и связанные с русской интеллигенцией, которые стремились при содействии русской власти приобщить казахов к европейской культуре. Другие – получившие воспитание в татарских, башкирских и других мусульманских школах, стремящиеся путем распространения культуры Востока просветить казахский народ». По этим признакам сформировалось два течения среди казахской интеллигенции: часть интеллигенции во главе с Букейхановым примыкала к кадетской партии, другая часть – к панисламским течениям мусульман. Сам Рыскулов относил себя к тем представителям мусульманской интеллигенции, кто принял идеи социалистической революции и активно их осуществлял на Востоке.

То самое «западническое» направление, о котором говорил А. Бокейханов, видели будущее казахов в составе демократической, свободной от монархической власти России. Наиболее ярко взгляды этой части национальной интеллигенции нашли отражение в первом разделе проекта программы партии «Алаш», который назывался «Форма государства». Среди авторов этого проекта – А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Дулатов и другие.

Второй вариант государственного устройства Казахстана после Октября 1917 г. был предложен представителем другого направления национальной интеллигенции – Т. Рыскуловым. Это направление выросло в ходе революционного движения начала ХХ в., его представители, как правило, не являлись выходцами из зажиточных слоев казахского общества (что, в целом, было характерно для деятелей «Алаш»). Т. Рыскулова можно отнести к течению политических сил Казахстана, о которых говорил А. Букейханов, условно, поскольку он действительно видел будущее Казахстана в составе тюркских народов, тюркских государств, но без религиозной оболочки.

Т. Рыскулов, в отличие от многих других представителей казахской интеллигенции этого времени, полностью и сразу принял социалистическую революцию и идеи партии большевиков по созданию нового пролетарского государства, и все свои силы направил на их осуществление в Туркестане: «Национальное и религиозное деление человечества, насилие одной нации над другой и деление на классы могут быть уничтожены только в мировом масштабе. Это – незыблемая основа нашей программы, основа всемирной социальной революции». Другими словами, идею организации «Тюркской республики» Т. Рыскулов обосновывал желанием «пробудить здоровое революционное чувство в среде мусульман, которое в форме национально-освободительного движения отозвалось бы и в сопредельных странах Востока».

Вопрос о создании «Тюркской республики» был озвучен на мусульманской краевой конференции и нашел поддержку у представителей большинства мусульманских партийных организаций. Следует отметить, что впервые предложение о необходимости объединения всех тюркских мусульманских народов вокруг идеи мировой пролетарской революции высказывались еще в 1918 г. на первом съезде партии коммунистов-большевиков Туркестанской республики, принявшей Постановление «О партийной работе среди мусульманского пролетариата».

Тезисы о создании республики и об участии мусульман-коммунистов в осуществлении идей мировой революции дебатировались на II Конгрессе Коминтерна в Москве. Для II Конгресса Коминтерна в июне 1920 г. В. И. Ленин написал «Первоначальный набросок тезисов по национальному и колониальному вопросам». 16 июня 1920 г. представители Туркестана Т. Рыскулов и Н. Ходжаев, Киргизии – А. Байтурсынов и другие написали свои «Добавления к тезисам, внеся изменения…». Единственная просьба, которая звучала в выступлениях мусульманских коммунистов того времени, искренне заинтересованных в успешном развитии революции на Востоке (Т. Рыскулов не был исключением), было предоставление большей свободы, возможности самостоятельно решать насущные проблемы местного населения с учетом специфики их развития. В конечном итоге, необходимость доверительного отношения к коммунистам мусульманского Востока.

Проблема создания Тюркской республики обсуждалась в сентябре того же года на I съезде народов Востока в Баку, на котором идеи о создании мусульманского государства отстаивали казахский делегат Т. Рыскулов и представитель Туркестана Нарбутабеков. На съезде Т. Рыскулов говорил, что нельзя сразу рассчитывать на исключительно коммунистическую революцию на Восток, а необходимо соблюдение последовательности исторического процесса, обращал внимание на то, что сначала нужно решить вопросы колониального раскрепощения путем сплочения всех демократических сил во главе с пролетариатом и крестьянством, затем – установлением народно-демократического режима и только потом – переход к социализму. По сути, Т. Рыскулов озвучил видение перспектив социальной революции на Востоке М. Султан-Галиевым (видного деятеля-революционера из Татарстана), пытавшимся придать марксистско-ленинским идеям мировой революции «мусульманское лицо». Рекомендации мусульманских делегатов были отвергнуты руководителями Коминтерна – Зиновьевым, Радеком, Бела Куном».

Несмотря на ярко выраженный прокоммунистический характер высказываемых соображений о необходимости мировой революции и о возможном участии в ней мусульманских народов Востока, эти идеи были однозначно и категорически отклонены и лидерами пролетарской революции в России и, прежде всего, В.И. Лениным. Последний свое отношение к проекту группы Т.Рыскулова о создании «Тюркской республики» высказал следующим образом: «Необходимо, на мой взгляд, проект Т. Рыскулова отклонить, проект комиссии принять» (речь идет о специальной комиссии, которая была создана для вынесения решения по проекту группы Т. Рыскулова).

Поскольку именно в начале 20-х годов начинается процесс превращения партии большевиков в институт власти, то, вполне естественно, появляется стремление к узурпации власти, отказ делить ее с кем бы то ни было. Понятно, что все идеи мусульманских коммунистов, в том числе и Т. Рыскулова, о создании «Тюркской республики», были в русле идеи мировой революции большевиков первых лет революции. Озвученные же к середине 20-х годов, они уже не учитывали изменившихся политических реалий и были категорически отклонены руководством страны. Как антипартийные и националистические, они были отвергнуты и на Пленуме Киробкома 27 января и 12-14 февраля 1922 г. Еще раз вопрос о предоставлении регионам большей самостоятельности был поднят Т. Рыскуловым на ХП съезде РКП(б) в 1923 г., когда, рассматривая взаимоотношения центра и национальных окраин, он предложил план создания в союзном органе национальной палаты, в которой было бы равное представительство всех национальностей на равных началах. Эти выступления в последующем послужили основанием для репрессий в отношении Т. Рыскулова, ставшего одной из первых жертв И. В. Сталина.

Таким образом, идейно-политическое размежевание казахской интеллигенции начала XX столетия диктовалось их отношением прежде всего к религии (исламу).

Первое направление алашевцев составили откровенные сторонники мусульманства, для которых ислам служил идейным оправданием всех форм социального угнетения и был незаменимым духовным орудием в борьбе против протеста низов. Исходя из своих классовых интересов, они открыто защищали мусульманскую религию и священнослужителей и предприняли всё от них зависящее для её распространения.

Второе было представлено умеренными сторонниками ислама. К ним относилась либерально настроенная казахская интеллигенция и часть прогрессивных деятелей Казахстана, не сумевших еще окончательно определить свою идейно-политическую платформу. Для них характерно колебание между религиозным и атеистическим мировоззрением, колебание, которое обычно заканчивалось либо переходом на религиозные позиции, либо же полным отходом от них.