Особое отношение к родной земле, ее культуре, обычаям, традициям – это важнейшая черта патриотизма. Это основа того культурно-генетического кода, который любую нацию делает нацией, а не собранием индивидов.

Н.А. Назарбаев

"Рухани Жаңғыру"

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net Самое современное лечение грыж
Компоненты, модули, шаблоны и другие Расширения Joomla

Наша беседа с деканом факультета математики и естествознания, доцентом кафедры общей биологии, кандидатом биологических наук Булатом Зулхарнаевичем Жумадиловым состоялась сразу же после возвращения его из Петропавловска. Руководство Северо-Казахстанского государственного университета им. М. Козыбаева пригласило выступить павлодарского ученого на пленарном заседании VI международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы естествознания и сельскохозяйственных наук», в работе которой участвовали и ведущие российские ученые. Естественно, мы не могли обойти вниманием этот серьезный научный форум.

bz - Поднимались ли на конференции вопросы образования и высшей школы? Чему был посвящено Ваше выступление?

- В стенах любого вуза, мне кажется, ни один форум сегодня не может пройти мимо проблем образования и высшей школы. Особо актуализировались эти вопросы после январского Послания Н.А.Назарбаева, в котором Глава государства акцентировал вопросы казахстанской школы. Так что, аспекты образования достаточно глубоко были освещены на прошедшей в Петропавловске конференции. Я же свой доклад посвятил анализу флоры северо-востока Казахстана. У нас, ученых-ботаников, виды растений, встречающиеся только в определенной области и не произрастающие нигде более, называются эндемиками. Они-то и определяют «лицо» флоры того или иного географической области. Свое лицо – неповторимое, всем нам родное – есть и у нашего Павлодарского Прииртышья.

- Факультет, который Вы возглавляете, объединил два старейших факультета прежнего пединститута. Один из них, который в просторечии называли БХ, с самого начала своей деятельности отличался новациями. И агробиостанция, и палеонтологический музей, и экспедиции – все это было настолько привлекательно для молодежи, что самый высокий проходной балл был на БХ. А что Вас привлекло?

- Если о факультете, то все верно. Не хочу умалять ничьих заслуг, но новации, о которых Вы говорите, связаны, в первую очередь, с деканом факультета Каирбаем Уразамбековичем Базарбековым. Он семнадцать лет руководил факультетом, начиная с 1970 года, и сегодня кафедры химии и биологии сформированы в подавляющем своем большинстве из выпускников тех лет. Желаю своему учителю и наставнику нескольких поколений студентов БХ здоровья и долгих лет. Не менее легендарная личность руководила на протяжении многих лет физико-математическим факультетом. Гафур Муканович Муканов к тому же прочитал первую лекцию для первых павлодарских студентов. Представляете, какой сильный состав педагогов-ученых сформирован был на этих двух факультетах, объединенный сегодня в факультет математики и естествознания... Это налагает на меня как декана особую ответственность. Выпускники именно этих старейших факультетов вуза составляют сегодня костяк соответствующих факультетов других павлодарских вузов, руководят другими вузами страны, как, к примеру,  доктор биологических наук Ж.К.Шаймарданов.

Мой выбор будущей профессии был предопределен с детства, хотя попытки свернуть в другую сторону все же были. Я ведь сначала выбрал спорт, закончил в родном Омске физкультурный техникум. Но все же пример мамы, заслуженной учительницы Российской Федерации, преподавателя биологии Баян Султановны Саиновой, перевесил. Приехал в Павлодар, чтобы поступить в пединститут именно на биолого-химический факультет. Моя сестра Айгуль тоже пошла по маминым стопам, выбрав специальность «Экология и биология», сегодня работает в Астане в отрасли, непосредственно связанной с полученной специальностью. Ее дочь Жулдыз продолжила семейную традицию, получив образование в ЕНУ им.Л.Н.Гумилева. Мой младший сын Арыстан с десяти лет со мной выезжает на учебно-полевую практику на озеро Биржанколь, был он и на Байкале. И до сих пор не утратил интереса к нашим занятиям. Более того, думаем с ним продолжить образование в Томском университете, он мечтает стать ихтиологом. У нас ведь в казахстанских вузах этой специальности не готовят, а профессия, согласитесь, при наличии таких водных ресурсов попросту необходимая?

- Что бы Вы посоветовали молодым, которые хотят состояться как ученые?

- Изучение общей биологии открывает сегодня самые широкие возможности заниматься наукой. Возьмите молекулярную биологию, биофизика, микробиологию, гидробиологию, космическую биологию, генную и клеточную инженерию, агробиологию, биотехнологию, бионику – я назову еще с десяток актуальнейших сегодня научных отраслей, в основе которых биология. Я как ученый начинал с паразитологии, а потом сменил направление, определив сферой своих научных интересов ботанику.

У будущих математиков тоже большие перспективы в занятиях наукой. Не зря же математику называют царицей всех наук, а в XXI веке она вообще выходит на передний план. Недавно, во второй декаде января, наш вуз подписал в Астане трехсторонний меморандум с Центром международных программ и Шанхайским политехническим университетом. Шанхайский вуз проявил заинтересованность в программе двойных дипломов по специальности «Информационные технологии», и мы пошли им навстречу. В рамках программы «Цифровой Казахстан» такие шаги просто необходимы, чтобы обеспечить своим выпускникам успешное трудоустройство в дальнейшем. Эту же цель преследует и открытие в вузе студенческого IT HUB, с современным дизайном и новейшей компьютерной техникой. Здесь наши студенты учатся работать с 3D-моделированием, а также изучают информатику на английском языке.

Студентам, которые склонны к научной деятельности, я бы советовал активно участвовать во всех конференциях – и в Сатпаевских, и в Шаяхметовских чтениях, и в других, в этом отношении выбор в вузе широк.  У нас большие возможности в рамках международных договоров направлять своих студентов в ведущие вузы зарубежья, не упускайте и этот шанс. Активно инициируйте свое участие в вузовских проектах, не скромничайте. Все это вкупе наращивает Ваш личностный научный потенциал.

- Тем более, что с этого года возможности вуза значительно расширились?

- С обретением в конце 2017 года университетского статуса в вузе сразу на несколько порядков возрастет число специальностей магистратуры, откроется докторантура. На нашем факультете мы уже в этом году планируем подготовку магистрантов по всем десяти наличествующим в нашем «меню» специальностям бакалавриата, откроем и две специальности докторантуры.

- Можно уточнить, по каким?

- «Химия» и «биология».

- Недавно ученые вашего факультета были приглашены в Назарбаев интеллектуальную школу для участия во встрече со старшеклассниками, которая была посвящена первым шагам в науке. Как часто приглашают школы?

-   С НИШ у нас связи давние. Учитывая углубленное изучение естественных наук в этой школе шефство со стороны наших кафедр. Но для нас не менее значимы встречи со школьниками из глубинки. Недавно побывали на встрече с юными железинцами, встречались с экибастузскими старшеклассниками. По своей инициативе каждый год объезжаем все районы. Впрочем, так в нашем вузе заведено для всех факультетов. Мы, в первую очередь, готовим учителей, и должны быть в курсе проблем современной школы, как городской, так и сельской. Благодарен руководству вуза за решение открыть в этом году на базе вуза Институт переподготовки учителей. Это реальная помощь всем учителям области.

Научный центр биоценологии и экологических исследований, научный журнал «Биологические науки Казахстана», обширные перспективы IT-шников, которые завтра выпорхнут из под крыши альма-матер, многолетние экспедиции студентов на Байкал – много интересного и значимого осталось за рамками нашей беседы. Надеемся развить эти темы в следующих беседах. А сейчас мы только набросками хотели обозначить лицо факультета математики и естествознания. Но через его молодой облик пробиваются черты двух старейших факультетов, составлявших славу вуза на протяжении десятилетий. Как назвал бы эти черты наш ученый собеседник, эндемики, которые не дадут и через десятки лет спутать наш университет ни с каким другим вузом страны…

zh1111

  

IMG 8643

В нашем народе о мастерах, владеющих искусством резьбы по дереву, с уважением говорили «Ағаштан түйін түйген», что значило «плетущий узоры из дерева». Само жилище кочевника немыслимо было без их участия, ведь каркас юрты изготовляется из легко гнущегося ивняка. А взять домбру, значение которой в иерархии национальных духовных ценностей поэт Кадыр Мырзалиев емко выразил так: «Нағыз қазақ қазақ емес, нағыз қазақ домбыра». Действительно, домбра неразрывна от национального самосознания казахов, а ведь ее прототип появился более 4-х тысяч лет назад у саков и гуннов, к которым восходят наши национальные корни. Значит уже в те времена уже были настоящие зодчие по дереву, что подтверждают и артефакты, найденные в Пазырыкских курганах Алтая. Идентичность древних орнаментов тем, которыми пользуются современные казахские резчики по дереву, налицо. Наш собеседник заведующий учебно-производственной мастерской по обработке древесины и металла Мелжан Рахимсеитулы Сыздыков всю жизнь посвятил сложному ремеслу резьбы по дереву и по праву считается сегодня лучшим его представителем в Павлодарском Прииртышье.

-  Что привело Вас к сложному искусству резьбы по дереву?

- Художественная обработка дерева – один из распространенных видов нашего национального ремесла. Не только сама юрта, как Вы заметили, но и мебель, посудная утварь, средства передвижения требовали мастеров, которые искусно работали с деревом. Наиболее профессиональные из них владели всеми видами обработки дерева, и таких мастеров уважительно называли ағаш ұста или ісмер.

Я  родился в селе Каракул Семипалатинской области недалеко от Аягуза, и секреты работы с деревом в нашей семье передаются от поколения к поколения. Это у нас наследственное ремесло. Один из моих предков, который, говорят, был непревзойденным мастером, служил самому хану. Сейчас мы, потомки великого мастера и его земляки, собираемся воздвигнуть мавзолей над местом, где находится его могила. Он ведь увековечил свое имя именно искусством. О таких народных умельцах говорят: «Он саусағынан өнер тамған» («Десять пальцев, источающие искусство»). Это высшее признание в народе виртуозного искусства большого мастера.

IMG 8635Мало кто представляет, с каким изяществом и высоким художественным вкусом была в прежние времена изготовлена орнаментированная и инкрустированная мебель в ханских покоях, которая украшает сейчас даже российские музеи… Искусство казахских резчиков широко представлена коллекцией самобытной мебели, оригинальной посуды, музыкальных инструментов в собрании Государственного музея искусств Казахстана им. Кастеева. К сожалению, эти экспонаты малодоступны для широкой аудитории, проживающей в регионах. А ведь как было здорово делать хотя раз в пять лет выездные выставки, чтобы казахстанцы во всех уголках страны могли увидеть это богатейшее наследие наших предков!

Мои родители работали в школе, отец преподавал биологию и труд. Сколько себя помню, он всегда что-то мастерил, со всей округи обращались к нему с просьбами – кому арбу надо изготовить, кому посуду вырезать, кому дверь резную… А я все время был у него на подхвате, так и учился потихоньку. Из десятерых детей в семье нас, братьев, было четверо. Но отцовское ремесло унаследовал только я один. В 1987 году, закончив Кокчетавский индустриально-педагогический техникум с отличием, был оставлен там на преподавательской работе. Но я понимал, что надо учиться дальше и поступил в Кокчетавский педагогический институт на художественно-графический факультет. Женился, открыл свою мастерскую, появились первые заказчики…

- Вы занимались только резьбой по дереву?

- Чтобы изготавливать высокохудожественные вещи из дерева, недостаточно быть просто резчиком по дереву. Надо в полной мере освоить секреты плотницкого дела. У казахов плотники подразделялись на уйши и арбаши. Первые строили дома и юрты, украшая резьбой как его деревянные детали, так оформляя внутреннее убранство. А арбаши (само слово за себя говорит) занимались изготовлением различного рода повозок. Поскольку жил я в то время в городе, больше занимался мебелью, посудой и различного рода сувенирами. Казахская мебель в связи с кочевым образом жизни наших предков отличается своей легкостью, малогабаритностью и транспортабельностью. А эти требования, в свою очередь, в немалой мере усложняют работу мастера. Многие поколения казахских резчиков вложили в развитие этого искусства свой опыт.

- Скажите, Мелжан, есть ли какая-то разница в работах мастеров по дереву из разных регионов Казахстана?

- Есть. Прежде всего, в материале, из которых изготавливаются изделия. Искусство резьбы по дереву развивалось, в основном, в Центральном Казахстане, Алатау, северо-западных и северо-восточных регионах, и это было обусловлено наличием на этих территориях лесов. В северных областях использовали лиственные породы, особенно красную березу с красивой текстурой, черную и красную ольху, клен, ясень, дуб... Работать с этими породами – одно удовольствие. Легко вырезаешь орнамент, обрабатывать тоже легко. В Семиречье уже совсем другие породы деревьев – тополь, сосна, яблоня, орех, облепиха. На юге Казахстана – чинара, орех, груша, акация, джида. Так что по дереву часто можно определить, где было изготовлено изделие. Хотя основной поставщик деревянных изделий – северо-восток.

IMG 8625-2О мастерстве казахских мастеров знали и за его пределами. “Большая часть деревьев этой страны—березы, вследствие твердости которых из их древесины делают очень искусно хорошие арбы и справляют колеса, крайне прочные и крепкие», - писал в XVI веке персидский путешественник, Абу-л-Хайр Фазлалла Рузбихан. Поскольку в связи с большими лесными массивами мастера по дереву проживали, в основном, на севере Казахстана, караваны, нагруженные юртами, арбами, посудой и хозяйственной утварью, тянулись летом на юг.

Мастерство казахских умельцев было настолько совершенно, что их охотно покупали и переселенцы из России. Петербургская “Иллюстрированная газета” в 1871 году отмечала, что “между кайсаками (казахами) есть мастера, делающие резные деревянные изделия, которые они сбывают в соседние русские селения”. А в одной из записок XIX века российской администрации я нашел комплимент и в адрес павлодарских мастеров по дереву: “В постройке домов нужно отдать справедливость казахам Баянаульского округа и Басентинской волости долины Иртыша, которые в настоящее время строят дома в городе Павлодаре для русских”. Уникальнейшие работы казахских резчиков по дереву в свое время пополнили коллекцию Государственного музея этнографии народов СССР, а какого высочайшего уровня двери от парадных юрт, уникальные старинные лари хранятся в этой коллекции...

IMG 8627К сожалению, мы многое утратили, и в начале 90-х лучшие прошлого века мастера резьбы по дереву проживали в Семипалатинске. Неслучайно руководство Павлодарской области для проведения внутренних работ тогда еще строящейся мечети им.Машхура Жусупа пригласило семерых умельцев из этого города. Каждый раз, когда бываю в мечети, меня поражают точность пропорций, четкость, уверенность и изящество контурных линий работ этих мастеров. Когда изготавливал двери на мечеть в поселке Баянаул, многое для себя взял на заметку из работ этих семипалатинских мастеров.

Помню, как-то ко мне чиновник из Управделами Президента страны обратился с заказом и посетовал на то, что нет у нас в Казахстане интересной национальной сувенирной продукции: «Вот что мы можем подарить иностранным гостям, кроме чапана и домбры?».  Меня эта фраза по сердцу резанула – мы бездумно растранжирили, растеряли все, что передали нам деды, которые высококлассные вещи могли из дерева изготавливать!

- «Что имеем – не храним, потерявши – плачем»?

- Вот именно. Возьмите Павлодарскую область. Ведь баянаульская школа мастеров-резчиков по дереву была одной из лучших в Казахстане. Слава о ней гремела далеко за пределами республики. Особую художественную ценность в коллекции Государственного музея этнографии народов СССР представляла резная дверь юрты, изготовленная в Маралдинской волости безымянным мастером. Куда все это делось?

Когда в 2003 году я приехал в Павлодар, от высокой репутации павлодарских резчиков остались только воспоминания. Пять лет работал в частной фирме, один год – в Павлодарском госуниверситете, в 2008 году я перешел в Павлодарский пединститут. Переходил из вуза в вуз не случайно, осмысленно. Подраставшие в семье трое моих сыновей иногда делились дома, как на уроках труда они убирают снег во дворе или же вырезают аппликации. «Девчачья работа», - пренебрежительно об уроках труда отзывались мои мальчишки. И тогда я для себя решил перейти в пединститут, чтобы готовить учителей труда, которые смогут научить учеников настоящему мужскому делу. Искусству, которое осталось нам в наследство от предков. Но, прежде всего, областному краеведческому музею я передал безвозмездно в дар лучшие свои работы. Считаю, любой, кто работает в народных промыслах, должен самые удачные свои работы передавать музеям. Это ведь принадлежит только тебе, это образцы нашего традиционного искусства, которое принадлежит народу. Художественная обработка дерева у казахов всегда была в чести у казахов, и в этой области нам есть, чем гордиться.

- Не пожалели о переходе в педагогический институт, могли же бы открыть свое дело? Ведь сегодня национальные деревянные изделия пользуются большим потребительским спросом.

- Ни разу не пожалел. Когда я приехал в Павлодар 15 лет назад, здесь не было ни одной мастерской, в которой занимались бы художественной обработкой дерева. Сегодня их – 8, и, в основном, их возглавляют мои бывшие студенты. Абай Айткеш, Асылбек Бортыбай, Өзгеріс – сколько ребят, фамилии многих из которых не упомнишь, за эти годы стали отличными мастерами по дереву. Стоит войти в Инстаграм, в котором выставлены работы павлодарских резчиков по дереву, сплошь – знакомые лица. А ведь помимо того, что ребят надо научить профессионально пользоваться плотницкими инструментами, еще и язык орнаментов надо научить читать и грамотно передавать в своих работах. Помимо этого научить всем видам резьбы.

- Поподробнее можно о видах резьбы  и языке орнаментов? 

- Казахские мастера испокон веков владели контурной, трехгранновыемчатой и плоскорельефной резьбой, и студенты у меня сегодня учатся всем трем технологиям. Язык орнаментов – это вообще отдельная тема. Иногда кажется, что это некое закодированное послание наших предков к нам. Весь исторический путь народа предстает перед глазами, его искания, его верования, его ценности.

Орнаментальный декор всегда наделен определенной философской, космологической и обереговой символикой. В казахском орнаменте – с каким бы материалом не работал мастер прикладного искусства – особое место занимают космогонические мотивы, возникшие в толще напластования культур древних племен и народов. Круг символизирует солнце и вечное движение, крестовина (төрт құлақ) – символ четырехсторонней ориентации света, спираль известна со времен саков как символ круговорота жизни… Все эти детали декора дошли до нас от предков, поклонявшихся Тенгри и небесным светилам… Основными мотивами резьбы по дереву были классический геометрический орнамент, растительные узоры: переплетение ветвей, бутонов, цветов, трилистников и т. д. Растительные мотивы представляют собой поэтическое переосмысление народными умельцами богатейшей растительной флоры Казахстана. Неслучайны в казахском орнаменте и зооморфные мотивы, которые имеют глубокое значение.

Если до принятия ислама в деревянных изделях казахами использовалась скульптурная резьба (животные, природа), после принятия ислама ее заменили узоры, условно обозначавшие те или иные объекты. К примеру, қошқар мүйіз – бараний рог, құс қанат – птичьи крылья, түйе табан – след верблюда, өрмекші – паук… Они вырезались не только из эстетических соображений, но и служили оберегами. Узор жылқыбас обозначал коня, қазмойын, что в переводе «лебединая шея», олицетворял чистоту этой птицы, ставшей тотемной у казахов. Наиболее распространен в казахском орнаменте қошқар мүйіз – бараний рог, знаменующий собой пожелания изобилия. Ведь баран давал скотоводам и пищу, и одежду, даже бараньи кости находили свое употребление в руках народных мастеров. Не зря же казахи говорят: «Мал өсірсең, қой өсір», т.е. если растишь скот - расти баранов...

Такой вот еще интересный узор есть: сынар окше, «каблук» в переводе. Или узор с таким интересным названием «волчьи уши». У каждого узора – своя семантика, мастера четко понимали уместность их на том или ином изделии. Помните, одно время китайский ширпотреб предлагал казахские чапаны с совершенно безобразным псевдоорнаментом, от пестроты которого в глазах рябило. Да и сейчас поток этих чапанов из Китая не остановился. Мы все, кто занимается народными ремеслами, должны противостоять этому, чтобы высокое искусство, оставленное нам предками, не скатилось до уровня кича, эрзац-культуры. Ведь сколько веков прошло, а старинные художественные традиции орнаментальных мотивов, технологических приемов изготовления изделий из дерева сохранились в творчестве нынешних резчиков практически без изменений. Они выдержали испытание временем.

- Какое, оказывается, разнообразие в нашем наследии изделий из дерева…

- Деревянная посуда была обязательной принадлежностью каждой казахской семьи.  Но помимо посуды, сколько самой разнообразной мебели было в быту у казахов! Резные кровати, инкрустированные пластинками из кости и металла, представлены двумя видами – агаш тосек, жастык тосек. В кебеже (ларях) хранили продукты, әбдіре (более объемные лари) предназначалось для хранения мяса, искуснее всего вырезались узоры на сандықе (неслучайно созвучно с русским словом «сундук»). В него складывалась одежда. Для одежды изготавливали шест-вешалку – адалбакан. Сабааяк (подставка под сосуды с кумысом) как и жукаяки (подставка для сундуков и одеял), как правило, оформлялась богато и инкрустировались костью. Помимо шкафа в жилище кочевника был и асадал, своеобразная этажерка с полками, где хранилась посуда для кумыса. К слову, из посудной утвари она только ярко декорировалась. В кумысные наборы, кроме чашек, мисок и черпаков, входили приспособления для взбалтывания кумыса—писпек с изысканным навершием, ожау, саптыаяк (черпаки), тостаганы и еще немало предметов. Сегодня очень много заказов поступает на кумысные наборы, как и цельнодолбленную чашу для мяса – астау, блюда для подачи мяса - табак, тегеш. Радует, что у людей возвращается интерес к национальной посуде, не говоря уже об ее экологичности. А ведь когда я приехал 15 лет назад, национальную посуду никто и не заказывал…

- Удивилась, что среди Ваших студентов немало девочек…

- Вы бы видели, какие замечательные шкатулки они вырезают. Ведь қобдиша (в переводе шкатулки) были желанными подарками для каждой казахской девушки. Мои студентки охотно перенимают секреты мастества.

- Я видела среди Ваших бумаг на столе среди набросков будущих работ эскиз ханского трона. Чей, если не секрет, заказ? Справитесь с такой задачей?

-  Какой секрет... Этот трон будет установлен в одном из залов усадьбы Султана Султанбета, степного правителя, двоюродного брата хана Абылая.   Заказал наш вузовский Маргулан-центр. С работой справлюсь, я уже изготавливал ханский трон в Кокшетау. Вот тогда мне пришлось действительно пришлось изрядно порыться в литературе, чтобы приблизить свое изделие к исторической достоверности. Видите, у этого два подлокотника подпирают могучие львы – символ ханской власти? Часто в декоре такого трона находили отражение такие тотемные для нашего народа животные, как барсы и волки.

-  Мелжан, когда-то Вы приехали в наш город с целью возродить ремесло предков, перешли в пединститут, чтобы непосредственно обучать этому ремеслу будущих учителей труда... Все это заслуживает только искреннего восхищения. Что дальше в планах?

- В первые годы моими союзниками оказались музеи, где я проводил открытые уроки, выставки. На уроках были гости из Алматы и Кзылорды. Я и сегодня сотрудничаю с краеведческим музеем и музеем Майры. А восемь лет назад на базе Павлодарского филиала АО НЦПК «Орлеу» ИПК педработников по инициативе Еркина Каскеевича Такырбасова стали проводить конкурсы народного творчества, и я бессменно в составе жюри. Если на первый конкурс свои работы представило всего 5 мастеров, в последнем уже участвовало 78. Мне как члену жюри с каждым годом труднее становится отдавать кому-то предпочтение, всех бы награждал. Наше ремесло ведь такое трудоемкое!

Но больше всего меня радует, что резьба по дереву обрела в Павлодаре второе дыхание. Теперь, надеюсь, этот край вернет себе высокую репутацию народных умельцев, работающих с деревом. Я напоследок хотел пару слов сказать о выдающемся баянаульском мастере музыкальных инструментов Камаре Касымове, которого называли «казахский Страдивари». Он ведь в середине прошлого века первым возродил производство казахских музыкальных инструментов и национальных музыкальных инструментов народов Средней Азии, Казахстана, Монголии и Китая. Мастер сам лично восстановил и усовершенствовал 34 национальных инструмента, среди них кобыз-бас, кобыз-контрабас и кобыз с грифом, а также новые виды домбры. В лаборатории-мастерской при Казахской консерватории им. Курмангазы под его руководством были изготовлены все музыкальные инструменты, с которыми легендарный оркестр им. Курмангазы впервые вышел на сцену.

Так вот, домбры, изготовленные руками Камара Касымова, экспортировались в Китай, в республики Советского Союза. Это подтверждает, насколько высоким был уровень баянаульской школы мастеров по работе с деревом!  Камар Касымов достоин отдельного рассказа, здесь же я привел его деятельность как пример, на какие ориентиры должны нацеливаться сегодняшние мастера по дереву нашего региона. Ведь когда Камар Касымов восстанавливал утраченные национальные инструменты, к счастью, были еще живы аксакалы, которые могли подсказать те или иные детали этих инструментов. Что бы было, если бы не было такого человека, как наш «казахский Страдивари»? Сколько десятков национальных инструментов мы бы безвозвратно утратили?.. Знает ли молодежь имя этого великого человека? К сожалению, до обидного редко упоминают это имя в областной прессе… У него же такая интересная судьба.  Буквально умирающего от голода в 30-е годы его с павлодарского вокзала дальний родственник забрал в Алма-Ату. Казалось бы, спасал потерявшего всю семью Камара, а на самом деле спас от забвения многие национальные музыкальные инструменты, нашу национальную музыку…

 «Народные мастера, перенимая культурные традиции от предков, создают произведения особого исторического смысла. Они становятся «памятными» и своей связью с прошлым, с историей края, и с конкретным местом. Творчество единичных мастеров сохраняет коллективный опыт традиций», - лучше и правда не скажешь. И нам всем миром необходимо поддерживать и популяризировать дело этих энтузиастов, ведь они не просто занимаются ремеслом. Они спасают от забвения, транслируют новым поколениям традиции национального, предками завещанного  искусства. Согласитесь, как бы ни был рассудочен и компьютизирован наш век, душа не может жить без искусства, культурных корней, народных традиций.  Потому что она – живая…

Беседовала Майя Рахимжанова

БИКБУЛАТ ХАЗЫРОВ: «Он был настоящим интиллегентом...»

bikbulat-hazyrov1

 Когда материалы о герое этой книги были собраны, до ее авторов дошла весть, что на статью ректора вуза А.Нухулы «Жить по совести» в печати откликнулся Почетный гражданин области, участник Великой Отечественной войны, Почетный ветеран РК Бикбулат Хазыров. Так мало осталось людей, которые лично знали первого ректора А. С. Катеринина как товарища, коллегу, что мы решили включить воспоминания Бикбулата аға в книгу.  Не преминули мы и пригласить его в институт, поблагодарить за добрую память об Анатолии Семеновиче, дополнить уже написанные им воспоминания. И были искренне рады тому, что ветерану понравился институт в его нынешнем состоянии.  Итак, слово уважаемому ветерану.  

 Мне приятно было читать статью-эссе «Жить по совести», опубликованную в «Звезде Прииртышья» 20 апреля с.г. Её автор - ректор ПГПИ, доктор химических наук, профессор Алтынбек Нухулы очень ярко и подробно рассказывает о жизненном пути и деятельности первого ректора Павлодарского педагогического института Анатолия Семёновича Катеринина.

Я хорошо знал Анатолия Семёновича, уважал его за широту кругозора, человечность и за неизменную доброжелательность. Был он интеллигентом в полном смысле этого понятия. Людям, кто бы они ни были, он относился ровно, никогда не повышал голоса. Для него такие понятия, как «мораль», «нравственность», «духовность» не были пустым звуком.

Наше близкое общение началось после того, как 4 декабря 1957 года въехали семьями в новый дом, который потом в народе называли «обкомовским». Строили его для работников обкома партии. Это был второй благоустроенный дом в Павлодаре после шестнадцатиквартирного, построенного еще до войны. В целом же наш город оставался одноэтажным, состоящим из саманушек и бывших купеческих домов, пришедших, в основном, в ветхость.

Семья Катерининых обосновалась на третьем этаже третьего подъезда. Он был переведен из Караганды, работал заведующим отделом пропаганды и агитации обкома партии. Сначала сблизились наши супруги. Раиса Петровна, супруга Анатолия Семеновича, была замечательной, хлебосольной и радушной хозяйкой, в семье подрастало трое детей. Любили семьями собраться в праздник, пели песни под аккомпанемент баяна, но беседа то и дело сходила на темы, связанные с работой. Это были годы освоения целинных земель, когда в республике шла грандиозная работа. На местах работы тоже было непочатый край. Десятки тысяч целинников, съехавшие со всех концов огромной страны, осваивали и обживали прииртышские степи: пахали землю, строили населенные пункты. Анатолий Семенович как партийный работник, используя данную ему власть, со свойственной ему деловитостью и настойчивостью продвигал в жизнь проекты о развитии сельской инфраструктуры, прежде всего, связанную с оживлением еле теплившейся все послевоенные годы культурно-массовой работы среди сельчан. И в те годы было построено и открыто много домов культуры и клубов, в некоторых селах появились даже собственные стационарные киноустановки. Все это, конечно же, происходило не без его участия. Кстати сказать, одно время А.С. Катеринин был редактором «Павлодарской прав­ды» - предшественницы «Звезды Прииртышья».

Рост населения вызвал острую нехватку педагогических кадров в школах. Педагогическое училище, существующее с 1929 года, и система заочного обучения, уже не обеспечивали учителями школ даже начальных классов. Стало очевидной необходимость открытия в Павлодаре собственного педагогического института. И когда вопрос о его открытии был решен - на пост ректора нового учебного заведения была выдвинута кандидатура А. С.Катеринина, признанного руководством области как наиболее подходящего на эту должность по своим личным качествам, деловитостью и образованием. Он в то время имел два диплома – окончил пединститут и высшую партийную школу при ЦК КПСС.

Я хорошо помню, что новое назначение Анатолий Семенович принял с большим энтузиазмом и тут же энергично приступил к исполнению новых обязанностей. С какой самоотдачей работал Катеринин, создавая вуз практически с нуля, отлично рассказано в статье нынешнего ректора института, профессора Алтынбека Нухулы. Хочу заметить, прежде чем взяться за перо, как видно, он детально изучил жизненный путь А.С.Катеринина, неподдельно проникся к нему уважением за незабвенный труд первого ректора, определившего облик учебного заведения на десятки лет вперед. В честь его заслуг на стене здания пединститута уста­новлена мемориальная доска с его барельефом.

К 55-летнему своему юбилею любимое детище А. С. Катеринина – Павлодарский государственный педагогический институт республики приходит одним из сильнейших вузов страны. В этом признании есть частица сердца, много труда первого ректора.

a-s-katerinin-s-o-z-zikrinym

А. С. Катеринин с О. З. Зикриным

 Я по-прежнему живу в том же «обкомовском» доме, многих моих соседей, заселявшихся вместе с нами уже нет. Ушло из жизни большинство друзей, но остались как их продолжение дети и внуки. В квартире Катерининых сейчас живет его сын Петр со своей семьей, он – врач-анстезиолог, получивший в области широкую известность как высококлассный специалист. Старший сын Анатолия Семеновича, Александр и дочь Тамара закончили в разные годы индустриальный институт. К сожалению, Саша ушел из жизни рано, у него осталась семья. Тамара тоже уже имеет внуков, наверное. Все ведь на наших глазах выросли, дети дружили с детства.

Я как автор этого материала, человек непосредственно знавший Анатолия Семеновича как коллегу и товарища, дети Анатолия Семеновича – Петр Анатольевич и Тамара Анатольевна, их семьи и повзрослевшие дети будут рады, если депутаты маслихатов (среди которых наверняка есть выпускники ПГПИ), управления и отделы образования и педагогическая общественность поддержат инициативу коллектива педагогического института, высказанную в статье ректором ПГПИ Алтынбеком Нухулы, о присвоении имени первого ректора пединститута Катеринина Анатолия Семеновича одной из лучших школ области и тем самым увековечить его славное имя. 15 лет жизни, отданной им на становление и вхождение вуза в образовательное пространство, заложили прочный фундамент не только педагогического института, они упрочили фундамент всего образования Павлодарской области. Не зря павлодарские школы считаются одними из сильных в Казахстане. 

bikbulat-hazyrov2

Бикбулат Хазыров,

Почетный гражданин области,

Почетный ветеран РК,

участник Великой Отечественной войны

P.S.

Удивительный человек Бикбулат Маняпович! За время встречи он так много нам рассказал интересного. И о войне, и о послевоенном Павлодаре, о наших земляках. О своем десятидневном общении с Бауыржаном Момышулы. Какая отличная память, которая выхватывает мельчайшие детали прошлых событий. Он давно не был в нашем институте, и поэтому мы устроили ему экспедицию. Искренне удивлялся переменам. А еще мы договорились, что он поделится с нами теми материалами, которые еще не вошли в его книги.